Автор: Беспалова Татьяна Викторовна ,доцент ФГАОУ ВО «Южного федерального университета»

Социально-экономическое развитие народа невозможно без возрождения и конструирования общей исторической памяти, развития культуры народов и этносов, их духовного и политического единства. Русская цивилизационная идентичность определяет вектор развития российской государственности, обозначая приоритетные направления этнокультурного развития регионов.

Для понимания современного кризиса русской культуры, с нашей точки зрения, особую важность имеет философско-культурное наследие И.А.Ильина, способствующее определению, во-первых, причин кризисного состояния русского народа, и, во-вторых, конкретизирующее основные параметры самобытности русской культуры, социальные замеры которых позволят выявить механизмы воспроизводства и сохранения культурного наследия.

Причины кризиса, приведшего Россию к порабощению, унижению, мученичеству и вымиранию в начале XX века, И.А. Ильин определял в контексте не политического и экономического измерений, а считал их логическим завершением духовной слабости русского народа, не сумевшего найти в себе духовно-нравственные силы для преодоления возникших трудностей. По сути, речь идет о кризисе всей русской культуры: религиозности, правосознания, государственности, семьи, образования, национального характера: чести, совести, достоинства, верности и стойкости.

И.А. Ильин считает, что России не нужны партийные трафареты, слепое западничество и славянофильское самодовольство. Ей нужны свободные умы, зоркие люди и новые, религиозно укорененные творческие идеи. Другими словами, речь идет об обновлении основ русской культуры, главная цель которого - воспитать в народе новый русский духовный характер.

Западноевропейская культура пожелала стать культурою свободы и имела на это полное право, но не сумела одновременно стать культурой сердца и предметности. Бессердечная свобода привела к эгоизму и своекорыстию, социальной эксплуатации, гражданским войнам и революциям. Беспредметная свобода стала основой безверия, безбожия, “модернизма”, разнузданности и беспринципности.

Это означает, что осуществить социальную справедливость могут только люди с сердцем и предметной волей, ибо справедливость есть дело живой любви и совместного созерцания. Таков, по И.А. Ильину, путь к грядущей России; определяемый русской идеей. Новое воспитание русских людей должно основываться на сердечной и предметной свободе, что приведет к расцвету русского духа и осуществлению православной христианской культуры.

Восприятие культурного наследия как воспроизводство самобытности русской культуры определяется не произволом, а имеет достаточно четко оформленные средства обогащения творческого духовного акта. И.А. Ильин указывает следующие:

1. Язык, пробуждающий самосознание и личностную память ребенка, вмещающий всю душу, прошлое, духовный уклад и творческие замыслы народа. Обязателен культ родного языка.

2. Песня, выражающая первый душевный вздох и первый духовный стон еще в колыбели. Они должны быть русскими, помогать рождению русского строя чувств и духовных чувствований. Особенно хорошо русское хоровое пение.

3. Молитва как сосредоточенное и страстное обращение души к Богу. Каждый народ отличается самобытностью данного таинственно-духовного акта, даже в пределах единого исповедания. Молитва есть источник духовной силы - русской силы.

4. Сказка пробуждает и пленяет мечту, дает ребенку чувство героического, заселяет его душу национальным мифом, приобщает к юмору и мудрости своего народа. Речь идет о русской сказке, ибо чужеземные сказки ведут русского человека на путь интернационализации.

5. Жития святых и героев пленяют воображение ребенка живыми образами национальной святости и доблести, формируют русский национальный характер (героизм, совесть, великодушие, готовность терпеть и бороться, жажда подвига и служение, вера).

6. Поэзия подчиняет русскую душу особой гармонии и ритму, учит ее духовному восторгу, приобщает к красоте национальной жизни и образности мышления.

7. История учит духовному преемству и сыновней верности, ограждает от националистического самомнения и всеосмеивающего самоунижения, возвышает русский дух как источник живого научения мудрости и силы.

8. Армия формирует дух воина, стоящего на страже правопорядка, внутри страны и на страже Родины в ее внешних отношениях. Это организация чести, самоотверженности и служения. Без армии государство распадается и нация сойдет с исторической арены.

9. Территория обогащает русского человека приобщенностью к национально-государственному наследию России, добытому кровью и трудом, волею и духом многих поколений и являющимся обетованием для грядущих поколений.

10. Хозяйство приобщает русского человека к добровольному творческому труду, закладывающему основы духовной почвенности и хозяйственного патриотизма как источников духовной независимости и культурного расцвета русского народа.

Таковы важнейшие средства воспроизводства и усвоения русского культурного наследия, способом реализации которого является семья, школа, государство и сама личность.

Противоборство идеологических проектов патриотизма (либерального, евразийского, коммунистического, национального) связано с конструированием  социокультурной идентичности  российского общества в её различных вариациях («российская нация», «евразийская цивилизация»,  «русский народ», «русский мир»). Интегративной платформой для возможного компромисса и снижения политической конфликтности в современной России может выступить идеология государственного патриотизма, содержание которой должно соответствовать социокультурному запросу нашего общества.

Особую актуальность проблеме поиска интегративной платформы придают процессы конструирования приоритетного типа коллективной идентичности современного российского общества, обозначение новой идеологической стратегии государственной политики, связанной с попыткой обоснования концепции «русского мира». Уже принята Декларация русской идентичности, в которой обозначены критерии «русскости», роль православия, патриотизма как традиционных ценностей российского/русского народа в новом политическом пространстве и времени.

Реализация  единой государственной идеологии (связанной с концепцией «русского мира») должна быть органичной, иначе возможен рост конфликтного потенциала на Юге России и не только. Религиозная составляющая новой идеологической версии («скрепы православия») может быть крайне опасной, если будет проявлять себя в навязчивых формах, как и русская националистическая риторика, не подкреплённая реальным политическим обоснованием и  действием. В таком ключе, необходимым является выработка адекватных идеологических стратегий с целью реальной, а не декларативной интеграции российского общества.

Необходимо создать условия для идеологического диалога – коммунисты, евразийцы, националисты, либералы (условно) – с целью донесения российскому политическому сообществу идеи о приоритетности национальных интересов государства над политическими амбициями, выстраивания компромиссной позиции по актуальным политическим событиям и снижения уровня политической конфликтности.

 В процессе конструирования новой социокультурной идентичности представляется важным возрождение собственных патриотических практик и форм организованной патриотической памяти. Таким образом, инструментальное значение идеологии государственного патриотизма не просто в создании ощущения солидарности, сплочения российского общества, а в органичном достижении чувства общности в рамках единой национальной идентичности на основе реально доминирующих ценностных ориентаций.

Представляется своевременным отказ от излишнего акцента на конструировании регионального патриотизма, региональной идентичности, образа «малой родины», так как без консолидирующей идеологии государственного патриотизма (нет такого понятия в проекте Государственной программы «Патриотическое воспитание граждан РФ на 2016-2020 годы») возрастает потенциал распространения сепаратистских тенденций. Интересы России сейчас в условиях информационной и экономической войны шире её государственных границ, это необходимо учесть, обозначая геополитический ресурс государственного патриотизма. Необходимо констатировать факт формирования на региональном уровне различного ценностного содержания патриотизма, что не способствует долгожданному единству российского народа. В таком контексте важным является осмысление категории «регионального патриотизма» в системе политического и государственного инжиниринга.

В проекте Программы используются понятия «общность россиян», «российские граждане», «российский народ», что создаёт некую анонимность в определении субъекта национального возрождения. Формирование гражданского патриотизма не может быть национально безликим. Представляется научно не обоснованным и не корректным понятие «многонациональная и многоконфессиональная Россия». Необходимо обозначить в проекте программы социокультурную специфику патриотизма, ввести в оборот следующие системообразующие понятия: «духовно-политическое единство граждан России», «государствообразующая роль русского народа», «русская православная цивилизация», «русский язык», «русская культура» и пр. без отрицания необходимой государственной поддержки этнокультурного развития малочисленных народов и защиты прав национальных меньшинств. Иначе, размывание национальной идеи, её абстрактность проявит себя в деструктивных политических формах.

Литература:

1.      Беспалова Т.В. Социокультурная и политическая легитимация патриотизма в конфликтных условиях российского переходного общества. СПб., 2010.

2.      Верещагин В.Ю. Лекции по русской культуре. Ростов-на-Дону, 1998.

3.    Заяц П.В. Осмысление категории «региональный патриотизм» в системе политического инжиниринга//Юристъ-правоведъ. 2013. №5.С.353

4.     Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры // Москва, 1996. № 1-12.

4.      Ильин И.А. Путь к очевидности. М., 1993.

5.      Ильин И.А. Родина и мы. Смоленск, 1995.

 

Оставить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Replaces [VIDEO::http://www.youtube.com/watch?v=someVideoID::aVideoStyle] tags with embedded videos.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.