0

ЕАЭС как предпосылка создания многополярного мира

 

 

Проблема создания и созидания предпосылок для становления многополярного мира как никогда актуальна. Мир вошёл в эпоху глобальной турбулентности и его будущее зависит от пересмотра как геополитического, так и метафизического ландшафта планеты.

После распада СССР и двухполярной мировой  модели наметился явный кризис мировой архитектуры безопасности и сохранения цивилизационной идентичности в рамках данной модели.

В модели однополярного мира с преобладанием гегемона США, которые почти в течение всего XX столетия набирали экономическую и стратегическую мощь, потерять государственность рисковал почти весь мир. Окутав мир системами наднацинального контроля, системой ТНК и стройной системой фондов, банков и прочих экономических надстроек США планомерно реализовали свою талласократическую сущность.

Так союз Англии и США в 1941 году подчеркнул сходные фундаментальные векторы взаимодействия. Так основы послевоенного политического и экономического миропорядка были заложены в таких документах заключенных между Англией и США как Анлантистская хартия 1941 г., договор о взаимопомощи 1942 года. В обоих случаях «мотором» стали США[1]. Уже тогда США и Англия берут на себя общемировую роль экономического регулятора, декларируя в Хартии 1941 года в пункте 4: «… стремиться с должным уважением к своим обязательствам к тому, чтобы способствовать обеспечению всем государствам, большим или малым, победителям или побежденным, равного доступа к торговле и сырьевым запасам мира, необходимым для их экономического процветания[2]»

Таким образом, еще не вступив во 2 мировую войну Англия и США наметили контуры единой политики и установления мирового господства: экономического, политического и информационного. Начиная с принципов, закреплённых в доктрине Монро и до настоящего дня США (и весь западно-либеральный мир) медленно, но верно захватывает контроль над миром. Доктрина Рейгана провозглашала борьбу против СССР[3], как стратегического врага, а речи Обамы  о «необходимости изолировать Россию[4]» подчёркивают продолжение агрессивной линии поведения наши «друзей» из-за океана.

По социологическим опросам Washington Post 47% американцев в 2014 году недовольны внешней политикой своего государства советуют быть войскам менее активными вне пределов США[5]. Кто же сможет предложить альтернативу мировой гегемонии США и их талласократии? Ответ очевиден.

Необходимо начать создание многополярной системы мирового устройства, опирающейся на абсолютно иные начала: новую гуманистическую внешнюю политику, новые принципы национальных правовых систем, традиционное общество и превалирующую роль нравственных начал, создание новых систем метафизического осмысления сущности мироустройства – на основании гармонии и уважении между всеми центрами силы. И под силу выполнить эту миссию лишь некому евразийскому блоку, который сможет противопоставить Sea Power свои императивы – силу суши.

Первую относительно целостную попытку создания подобного блока можно усмотреть в создании экономического блока в рамках СНГ – ЕАЭС, а также союз (пусть пока и неоформленный) между Россией и Китаем. На этих двух моментах собирания Хартлента мы и остановимся.

В рамках рассмотрения вопроса о становлении многополярного мира необходимо выделить два основных вопроса:

  1. Кто должен стать авангардом многополярного строительства: Китай или Россия? И почему?
  2. Способна ли Россия стать той самой «географической осью истории» и «срединным государством» и какова роль ЕАЭС в процессе защиты самой России более масштабного процесса – объединения Евразии в некий Континентальный блок или Grossraum[6].

В рамках объединения Евразии как некого континентального блока и огромного пространства определенно необходим ведущий игрок под эгидой которого будут проходить какие-то интеграционные процессы и преобразования. Не стоит путать данную позицию с гегемонистическими и имперскими желаниями России или Китая, а также иного государства создать некую империю или вообще возродить СССР. Отнюдь. Это лишь значит: кто будет инициатором, и кто возьмёт на себя основной удар и издержки данного процесса.

Инициатором процесса Евразийской экономической интеграции стал Казахстан. В своей лекции в МГУ еще в 1994 году он сказал, что «когда идет бурный научно-технический прогресс, жесткая борьба за рынки сбыта, выжить можно только в объединении[7]» Так же в своей работе «G-Global. Мир XXI века» он обозначил основные принципы развития нового миропорядка, ими стали:

  1. Эволюционный характер преобразований
  2. Равенство субъектов интеграции
  3. Глобальная толерантность и доверие
  4. Глобальная транспарентность
  5. Конструктивная многополярность[8]

Эти же, но чуть переработанные принципы легли и в основу евразийской интеграции, стоит лишь отметить отдельным пунктом принцип доминирования прагматических экономических интересов над политическими. Это течение в идеях лидеров стран ЕАЭС можно условно обозначить как «прагматическое евразийство»

Данные идеи спорны в условиях уже не 2013, а 2014-2015 годов. После событий, которые разожгли пожар гражданской войны на Украине, после санкций и глобальному недоверию между странами Западного и Евразийского мира – данные принципы будут подвергаться огромному давлению и проверки на прочность, лишь политическая воля лидеров всех стран ЕАЭС может удержать их от деградации и упразднению. Несмотря на то, что инициатива создания ЕАЭС исходила от Казахстана по прагматическим и геополитическим соображением лидером данного процесса стала именно Россия. В своих выступлениях и статьях Путин В.В. многократно подчеркивал важность данного проекта с точки зрения построения единого рынка, а также для создания конкурентоспособного макрорегиона.  Путин делает ряд важнейших заявлений еще в 2012 году:

  1. Тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе — это веление времени
  2. Евразийский союз послужит своего рода центром дальнейших интеграционных процессов
  3. Евразийский союз — это открытый проект[9]

Таким образом, ЕАЭС закладывает огромную основу для интеграции не только в рамках СНГ, и никак не для реставрации СССР. Лидеры стран чётко подчёркивают новую основу интеграцию. К сожалению, ЕАЭС проигрывает Китаю с точки зрения экономики с точки зрения дальнейшего расширения территории проекта и устойчивости к внешнеэкономическим потрясениям. И складывается крайне двойственная ситуация: Россия и страны ЕАЭС географически, логистически и исторически должны стать центром объединения континента Евразия, то есть Хартленда. О важности данного процесса пишет и Дж.Макиндер в «Географической оси времени», Савицкий в «Континент Евразия», Хайдеггер выделял, что именно Россия должна стать «землёй будущего», подразумевая не конкретный народ, а цивилизацию, т.е. Россию-Евразию, что сейчас в данном историческом моменте можно спроецировать именно как ЕАЭС с перспективной дальнейшей интеграции. Но экономически Китай явный фаворит и лидер Евразии, так что стоит не забывать об этом и не допустить чрезмерного влияния на национальные экономики стран ЕАЭС.

Китай и ЕАЭС – это именно та связка, в рамках которой возможно построение нового многополярного мира.

Во-первых, сотрудничество в рамках ШОС может заложить новую архитектуру Евразийской безопасности, который сейчас нет, что и влечет столь серьезные проблемы как терроризм и возвышение в лице ИГИЛ радикального исламизма. Государства-члены ШОС обязались пресекать на своих территориях попытки подготовки и осуществления актов терроризма, в том числе направленных против интересов других государств[10], тем не менее, этого явно недостаточно, чтобы обеспечить безопасность в новом многополярном мире и создания полноценной Евразийской системы безопасности.

Во-вторых, не стоит забывать про взаимодействие стран в формате БРИКС, конечно, это не относится прямо к Евразийской интеграции, но все же создание новых экономических структур в рамках БРИКС значительно снижает риск со стран евразийского континента в противостоянии с западом и США.

В-третьих, сотрудничество Китая и ЕАЭС создаст огромную торгово-логистическую сеть на базе проект нового «Шёлкового пути», что даст огромный импульс развитию всех стран континента.

Подводя итог, стоит сказать, что построение нового мира на основе многополярности, равенства субъектов и новых континентальных началах, крайне разнородно. Евразия как материк кипит и множит надгосударственные структуры часто дублирующие друг друга и мешающие общему развитию. Определенно, ЕАЭС сможет стать локомотивом многолярности, но лишь при тех условиях, что:

  1. Урегулирует все внутренние конфликты между странами-участниками
  2. Максимально эффективно диверсифицирует экономики стран
  3. Создаст полноценный экономический, валютный и возможно политический союз
  4. Геополитически выйдет в процессе интеграции за территорию стран СНГ, включит в ЕАЭС, например, страны центральной Азии или Ближнего Востока (Вьетнам, Иран)
  5. Выстроит взаимовыгодное сотрудничество с Китаем и другими развивающимися странами Евразии для объединения геоэкономической мощи
  6. Станет настоящим мостом между странами Тихоокеанского региона и Европой
  7. В перспективе ЕАЭС должен стать часть новой геополитической оси: Германия – ЕАЭС – Пекин или Германия – ЕАЭС – Пекин/Токио, объединив тем самым континентальный блок, о котором писал Хаусхофер. Сходные мысли выражал Жан Тириар, который строил свою политическую теорию на принципе "автаркии больших пространств[11]"

 

Подводя итог, стоит отметить, что кроме тех целей которые обозначены выше Евразийский союз должен стать самостоятельной геополитической и экономической силой, должен предложить миру нечто новое и перспективное, нежели утопический неолиберализм и доктрину свободы и прав человека, которая деградировала в XX-XXI веках и более не может служить ориентиром общемирового и евразийского развития. Россия и страны Евразийского союза должны предпринять колоссальное интеллектуальное, трудовое и коллективное усилие и выработать новые принципы мироустройства, протянуть руку странам, пострадавшим от разрушительных «крестовых походов» США и насильственной демократизации. ЕАЭС должен полностью воспринять себя изнутри как новая фигура на геполитической карте мира, консолидировать силы и построить новый миропорядок, став целостным и мощным полюсом силы.

Антон Железняк, Руководитель Евразийского Клуба "Оренбург"

[1] Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. С.11

[2] «Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной Войны. Документы и материалы». Т. 1 // ОГИЗ. Государственное издательство политической литературы — 1944. С. 147—148

[4] Западные СМИ: Путин в Кремле смеется над речью Обамы

 http://vz.ru/news/2014/5/29/689104.html

[6] Сarl Schmitt "Raum und Grossraum im Volkerrecht", 1940; цит. по Julien Freund "Les lignes de force de la pensee politique de Carl Schmitt" dans "Nouvelle Ecole", № 44,Paris, 1987.

[7] Назарбаев Н.А. Выступление перед студентами МГУ. // URL: http://yeurasia.org/nazarbaev_msu_1994/

[8] Назарбаев Н.А. G-Global. Мир XXI века. – Астана. – 2013.

[9] Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня. // URL: http://yeurasia.org/владимир-путин-новый-интеграционный/

[10] Шанхайская организация сотрудничества и проблемы безопасности Евразии / М.В. Данилович [и др.]; под ред. А.А. Розанова; Женевский центр по демократическому контролю над вооруженными силами, Центр изучения внешней политики и безопасности, факультет международных отношений БГУ. – Минск / Алматы / Женева, 2012. С.55

[11] Jean Thiriart "L'Empire Eurosovietique de Vladivistok jusque Dublin", Brussell, 1988

Оставить комментарий